МОСКОВСКОЕ ВРЕМЯ

DarkRadio.RU

Умирать - это так сексуально. «Выживут только любовники» (рецензия) Избранное

Оценить
(4 голоса)
Умирать - это так сексуально. «Выживут только любовники» (рецензия)

Это уже не арт-хаус, как видим, а голливудский минимализм, оптимальный вариант shot story о безнадежной любви. Любовь, между тем, вечная, и тем она худа и немощна...

Выживут только любовники / Only Lovers Left Alive
Мелодраматический триллер
Режиссер: Джим Джармуш
В ролях: Том Хиддлстон, Тильда Суинтон, Миа Васиковска, Джон Херт, Антон Ельчин, Джеффри Райт, Слиман Дази, Картер Логан, Али Амине, Коди Стаубер.
Великобритания, Германия, Франция, Кипр, США, 2013, 123 мин.

Привет, Маслоу

«Это же Джармуш». «Это эстетика». «Нестандартный подход к избитой теме». «Да это же вампиры-хипстеры» и тому подобные эскапады адрес нового творения арт-хаусного мэтра давно провоцировали на просмотр. Это уже не арт-хаус, как видим, а голливудский минимализм, оптимальный вариант shot story о безнадежной любви. Любовь, между тем, вечная, и тем она худа и немощна...

Когда затрудняешься озвучить дату своего рождения, то и фиксировать суетное вокруг особо неинтересно. Привет от пирамиды Маслоу - инстинкт выживания рулит и дает энергетическую подпитку любым процессам, что внешним, что внутренним. I am survivor, baby. Не уйти от понимания, что даже великая, беспредельная и безусловная любовь, способная пережить все самое страшное, обречена растаять в тепличных условиях. Жизнь живых обязана подвергаться бомбардировкам, нашествиям саранчи и героической обороне от чумы и герпеса, иначе все великие чувства обречены на мещанство и измельчание вне стен концлагерей.

Наверное, это самый честный, тонкий, прекрасный «без извилин», памятник акварелью ушедшему глубокому чувству, на которое мы, несчастные, не способны вне чумы и концлагерей

Тильда Суинтон, обреченная играть потусторонних дам, предстает откровенно страшненькой, но хотя бы доброй героиней-интеллектуалкой. Том Хиддлстон несколько переигрывает - уж очень скован рамками своего амплуа роматичного невротика. Антона Ельчина узнать удалось с трудом - поначалу перепутала его с Джоном Сноу из «Престолов». Антураж подобран ювелирно, с любовью, подключение к картине бережное - через ритм, концентрические круги вертящегося на стержне винила.

Музыкальная инъекция конкретна, только музыка и удерживает Адама (Хиддлстон) на краю. Медитативность его похоронных сочинений действительно завораживает. И все сильнее арабские ноты, вся громче стучит сердце именно на Востоке. Что не ново, хотя и грустно.

Привет, Эйнштейн

Умирающий (или уже умерший) Детройт, приютивший Адама с его коллекцией раритетных гитар, буквально - на расстоянии руки от Танжера, где укрывается Ева в окружении любимых книжных завалов. О, вот она, мечта простого смертного - свободная жизнь в безвременье, погружение в поэзию, чтение одним мановением руки или прикосновением пальцев к древним строчкам, наслаждение своим рукотворным музыкальным пространством, текущим сквозь вечность, под прикрытием знаменитых смертных имен (Шуберт, Бах - лишь начало длинного списка...). Глубокое изучение наук, растительных душ и завораживающей жизни суетных однодневок, именуемых людьми.

Наличие ненавязчивого, легкого юмора бодрит на протяжении картины, и так не самой тяжелой для восприятия. Местами требующего образовательного контекста. Кровавое эскимо на палочке. Неработающие туалеты. Для бегства в Марокко (почему не в Египет - по-библейски…) Ева бронирует билеты на имена Стивен Дедалус и Мэри Бьюкенен. Юмора настолько не незатейливого, насколько далеко Джармуш заехал в Голливуд. То есть тонко, атмосферно и без излишеств, но это - всего-то последыш гламурной цивилизации. Относительность всего и вся по отношению ко власти времени навевает неизбежную безнадегу.

Дефицит времени и его изобилие - что есть большее зло, еще неизвестно. Наличие или отсутствие бога - не имеет значения, в отсутствие прогуливающего дежурного у алтаря. Где-то, в ритме старой пластинки, мелькает хвост мудрого, непобедимого, безжалостного в своей простоте Уробороса. А впрочем, все справедливо - со смертью Шекспира (истинного Шекспира в лице Херта) этому миру ловить больше нечего. Адам и Ева, покинув Рай, узнали, что же есть настоящее блаженство - блаженство конечности, предела, риска, неведомое в безальтернативном стерильном Раю. Насмешка судьбы - ценить жизнь и любовь, лишь теряя, упуская из рук.

Привет, Данилевский

Скоро нас ожидает прекрасное лето четырнадцатого года. Как и сто лет назад - мы заслужили войну. На этот раз - последнюю, чтобы очиститься и возродиться. Потеря облика - человеческого, благородного ли? - состоялась. И только кровь дает очищение, уникальное сочетание кровяных телец, гемоглобин, кровавое жертвоприношение. О том, как у нас в мирке все упадочно и порочно, стоит ли снимать очередной киноопус? Определенно стоит - для эстетического удовольствия в предсмертных судорогах. Именно эстетизм и стремление художественно оформлять переживание и отличает нас от червей. Хотя, безусловно, не всех. Кому-то и так хорошо, и его точно ждет великолепное будущее на руинах. Джармушу всего лишь удалось максимально точно отразить постфактум давно доминирующую пораженческую тенденцию. В наиболее изящном и безыскусном варианте. Ведь все проходит. И это канет туда же. Можно просто гнить, а можно умирать сексуально.

Кому-то этот фильм показался лучшим в фильмографии режиссера. Кому-то слишком примитивным - синдром завышенных ожиданий и бэкграунд, сильные имена в составе сыграли почти в минус результату. Наверное, самый честный и простой фильм - будет точным определением. Спокойный, прекрасный «без извилин». Памятник акварелью ушедшему глубокому чувству, на которое мы, несчастные, не способны.

Почему-то вспомнился Гоблин с его неувядающей фразой: «Вся наша жизнь - сплошной death match. И только от нас зависит, будет ли она подобна рубашке младенца - коротка и изгажена».

Фильм определенно стоит смотреть, именно в кинотеатре в оригинальном звучании. Смакуя ледяные мятные конфеты - чтобы подчеркнуть (или перебить?) горечь от пораженческого мироощущения. Мало что нового мы узнаем из вариации на тему эроса и танатоса, но нам останется удовольствие.

Stay hungry.

Оценка: 4/5

Депрессию измеряла
Елена Serpentina Davydova

Волшебный cover по настроению:
Chiara Mastroianni – Eye Of The Tiger (Survivor cover)

Сайт фильма (содержит ошибку в синопсисе: герои бегут не в Алжир, а в Танжер - город в Марокко).

 

Изменено 12.05.2014 12:02
Serpentina

Serpentina

Корреспондент DarkRadio в Санкт-Петербурге